“Мой адмирал” или любовь, которая сильнее смерти

Великие люди, проживая свою жизнь, насыщенную подвигами, оставляют после себя след в истории, полный загадок и тайн. Их дела и поступки, а также личные отношения становятся достоянием общественности. Но сопровождаются какой-то недосказанностью, которая так и будет для нас чем-то далеким. Жизнь адмирала Колчака ассоциируется не только с громкими победами, но и с любовью. С любовью, которая оказалась сильнее смерти.



Когда Александр Колчак познакомился с Анной Тимиревой, он был уже 12 лет в браке со своей супругой Софьей. Семья была образцовой, подрастал сын. Анна Васильевна также была несвободна, замужем за капитаном I ранга Сергеем Тимиревым, однокашником адмирала. Поначалу они пытались справиться с чувствами, возникшими так внезапно, но жизнь расставила все по своим местам. Тимирева призналась в любви первой: “Я сказала ему, что люблю его”. Вместе им пришлось пробыть всего 5 лет, большую часть из которых порознь. Об их любви многие знали, и Софья Колчак однажды призналась подруге: “Вот увидишь, он разведется со мной и женится на Анне Васильевне”. Влюбленные почти не виделись, однако с этих пор завязалась переписка.

“Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так еще жива передо мной картина нашей встречи, так же мучительно и больно, как будто это было вчера, на душе. Столько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных. Я не знаю, что случилось, но всем своим существом чувствую, что Вы ушли из моей жизни, ушли так, что не знаю, есть ли у меня столько сил и умения, чтобы вернуть Вас. А без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Вы были для меня в жизни больше, чем сама жизнь, и продолжать ее без Вас мне невозможно”, - писал адмирал к Анне.

Они обращались друг к другу только на “Вы” и по имени-отчеству. Александр Васильевич был старше ее на 19 лет. Все военные победы он складывал к ногам своей возлюбленной. Они нужны были для того и в том числе, чтобы доказать себе, что он достоин ее. А она любила его таким, каков он есть. Хотела быть с ним несмотря ни на какие лишения. “Где Вы, радость моя, Александр Васильевич? На душе темно и тревожно. Я редко беспокоюсь о ком-нибудь, но сейчас я точно боюсь и за Вас, и за всех, кто мне дорог. Господи, когда я увижу Вас, милый, дорогой, любимый мой Александр Васильевич. Да хранит Вас Господь, друг мой дорогой, и пусть Он поможет Вам в Ваши тяжкие дни. Очень трудно, стараюсь быть занятой, как только могу, тогда как-то лучше все-таки… До свидания; если бы поскорей”.

(из письма Анны Тимиревой Александру Колчаку)

В 1917 году монархия пала. Свою программу Колчак выразил следующими словами: “Я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру”. Анна Тимирева к этому времени развелась со своим мужем и проделала долгий и опасный путь через охваченную огнем гражданской войны Сибирь в Омск, чтобы остаться с Колчаком, который начал развод со своей женой. Вскоре вице-адмирала по решению Севастопольского совета отстранили от командования флотом. Красная Армия, тем временем, собралась с силами и бросила всех на борьбу с Колчаком. Мятеж был тщательно подготовлен изнутри, тысячи восставших с оружием и артиллерией переметнулись на сторону красных. Поражение было полным. 15 января 1920 года чехи Колчака арестовали и передали Политцентру. Анна поняла, что хочет быть с ним всегда, даже в заключении и настояла на собственном аресте. Она хотела разделить участь близкого человека. Порой им даже разрешали встречаться в тюремном дворике на пару минут. Однажды Александр Васильевич сказал Анне Васильевне: “Я думаю - за что я плачу такой страшной ценой? Я знал борьбу, но не знал счастья победы. Я плачу за Вас - я ничего не сделал, чтобы заслужить это счастье. Ничто не дается даром”. Законную жену с сыном союзники вывезли в Париж. Тем временем к Иркутску приближались сохранившие боеспособность части колчаковской армии под командованием генерала Войцеховского. Они выдвинули ультиматум: если им выдадут Колчака, они обойдут Иркутск. Находившаяся в одной тюрьме с Колчаком его гражданская жена сумела сообщить ему об ультиматуме. На это адмирал ответил: это лишь ускорит развязку. Наверно, он предполагал, каким будет конец. Колчака приговорили к расстрелу.

“Я смотрю на Ваши последние фотографические изображения…

но фотография, несмотря на малое увеличение, передает Вашу милую, никогда не забываемую улыбку, с которой у меня всегда связаны представления об утренней заре, о каком-то светлом счастье и радости жизни, которое я всегда испытывал, и находясь вблизи Вас, и думая о Вас с первых дней нашего знакомства”.

За несколько часов до расстрела он написал ей записку, так до нее и не дошедшую, в которой были строки “Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя… До свидания, целую твои руки”. Свидания больше не было. Его расстреляли 7 февраля 1920 года, на следующий день после дня рождения. Вот стихотворение, которое Анна Васильевна посвятила ему, всегда вспоминая об этом роковом дне.

И каждый год Седьмого февраля
Одна с упорной памятью моей
Твою опять встречаю годовщину.
А тех, кто знал тебя, - давно уж нет,
А те, кто живы, - все давно забыли.
И этот, для меня тягчайший, день -
Для них такой же, как и все, -
Оторванный листок календаря.

(А.В. Тимирева. 1969г.)

s После его гибели Анна Васильевна провела в тюрьмах, лагерях, ссылках в общей сложности около тридцати лет. Изредка ее выпускали на волю, но ненадолго. Сына от первого брака расстреляли в 1938-м за переписку с отцом, который был за границей.

Адмирал встретил смерть мужественно, смотря ей в лицо. Перед расстрелом просил передать благословение жене и сыну в Париж. Анна Васильевна пережила самого главного человека в своей судьбе на 55 лет, всегда храня в своем сердце те моменты, когда они были вместе…и порознь… Но пронесли свою любовь через всю оставшуюся жизнь.

sПолвека не могу принять,
Ничем нельзя помочь,
И все уходишь ты опять
В ту роковую ночь.
А я осуждена идти,
Пока не минет срок,
И перепутаны пути
Исхоженных дорог.
Но если я еще жива,
Наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.

(А. В. Тимирева)

Автор статьи - Дарья Закускина